?

Log in

No account? Create an account
Жить нужно по правилам ...
Но при этом всегда помнить о том, что в каждом из них бывают свои исключения
Упирающийся подкаблучник и рассудительный демагог: Психологический портрет Ким Чен Ына 
9-ноя-2017 07:01 pm
Utkonos

Упирающийся подкаблучник и рассудительный демагог: Психологический портрет Ким Чен Ына

Портретная галерея

 

"Северокорейский пухлик" и "Диктатор-реформатор" - примерно такие образы начинают возникать в головах большинства людей, которые хоть немного интересуются темой Северной Кореи, при упоминании имени ее вождя - Ким Чен Ына. Кто-то склонен видеть в нем душегуба своего собственного народа и циничного злодея, бросающего военно-политические вызовы окружающему миру, а кто-то - дальновидного руководителя и неустрашимого вождя своей страны, стремящегося обеспечить полноценную защиту ее жизненных интересов. Но все они сходятся в мыслях о том, что Ким Чен Ын является волевым лидером и очень деятельным человеком, который способен настоять на своем и расшибить всех в лепешку ради обеспечения возможностей для достижения всего им задуманного. Однако весь смысл моей всей этой писанины заключается вовсе не в выражении чего-либо очень недружелюбного или похвального в адрес нынешнего руководителя Северной Кореи. Речь здесь пойдет исключительно о том, что представляет собой Ким Чен Ын в психологическом и поведенческом плане.



Если начинать разговор с описания детских лет будущего вождя современной Северной Кореи, то о нем можно сказать следующее. Маленький Ын рос достаточно уравновешенным и спокойным ребенком, склонным к занятиям различными видами творческой деятельности. Но так как он воспитывался в очень непростой семье, то ему, как сыну северокорейского вождя Ким Ир Сена, по вполне справедливому мнению своего отца в числе всего прочего было полезным и нужным получить основы передового западноевропейского образования, которое бы позволило тому расширить свой кругозор и помогло во взрослой жизни в процессе будущей работы на важных государственных должностях. Но все дело в том, у юного Кима было два старших брата, которые в периоды своего нахождения в Европе и получения там необходимого образования, в процессе своего обучения и повседневного общения с окружающими людьми, успели набраться демократических соображений и взглядов. По мнению старшего Кима все это превратило их в достаточно мягкотелых и не очень решительно настроенных людей, которые очень плохо подходили для своего последующего использования в качестве его будущих преемников на высшем руководящем посту.

В своем стремлении как-то исправить две свои предыдущие ошибки Ким-отец принял для себя решение сделать так, чтобы его младший сын Чен Ын с одной стороны сумел получить основы классического европейского образования, а с другой - во что бы то ни стало постараться оградить его от вредных влияний и не допустить усвоения им широко распространенных там либерально-демократических идей. По этой самой причине за период своего предполагаемого обучения в Швейцарии юный Ын все время находился под плотным контролем со стороны старших посольских товарищей и редко появлялся в стенах своего учебного заведения - процесс получения им необходимых знаний происходил главным образом на дому и благодаря стараниям со стороны приходящих преподавателей. Но так как у начинающего северокорейского студента Чен Ына оставалось достаточно много свободного времени, то в своем стремлении как-то себя занять он стал проводить свой досуг главным образом сидя у экрана телевизора - увлекаться регулярными просмотрами различных западных фильмов, а так же спортивных и музыкальных программ в сочетании с бесконечным попутным употреблением разного рода канцерогенных закусок и прохладительных напитков.

С юных лет фактически оказавшись вынужденным начать вырабатывать в себе склонность к достаточно нездоровому образу жизни и таким образом способствовать развитию в своем организме болезней, связанных с обменом веществ, вместо того чтобы за компанию со своими друзьями заниматься любительским спортом и непринужденно с ними общаться в располагающей к этому обстановке, Чен Ын начал обнаруживать в себе растущее чувство недовольства от факта установления подобного порядка вещей и испытывать все более острую неприязнь по отношению к своим воспитателям из числа ответственных партийных товарищей. Но с другой стороны юный Ким давал себе отчет в том, что в случаях проявлений откровенной несдержанности и тем более открытого неповиновения, обо всем быстро будет доложено его отцу и может оказаться чреватым для него фактическим лишением себя дальнейших перспектив на будущее по примеру того, как это произошло с двумя его более старшими братьями. Именно по этой самой причине в ситуациях вскипания в себе недовольств молодой Чен Ын старался особо не показывать своего очень недовольного вида и принимался копить в себе злость в отношении тех воспитателей, которые более всех остальных одолевали его своими наставлениями и насмешками по разным достаточно мелочным поводам.

После завершения периода зарубежного обучения и возвращения в родную страну молодой Ким с одной стороны почувствовал себя вроде бы как более свободным в том смысле, что получил наконец возможность для свободного общения с разными людьми. Но в то же самое время Ким-отец, посчитав своего сына недостаточно харизматичным и амбициозным в своих проявлениях, решил еще более серьезным образом заняться делом его воспитания и окончательным определением на предмет того годится он или нет для использования в качестве будущего преемника на высшем государственном посту. Прекрасно понимая что к решению столь важного  вопроса надо подойти самым серьезным и бескомпромиссным образом и в то же самое осознавая, что в таком деле легко перегнуть палку и не оставить себе возможности для исправления не совсем удачно сложившейся ситуации, старший Ким предпочел поручить непосредственное осуществление процесса дальнейшего воспитания своего младшего сына на мужа своей сестры - человека очень изворотливого, авантюристически настроенного и предпочитавшего не скрывать своей неприязни по отношению к своим недоброжелателям и противникам, а самому занять место стороннего наблюдателя и корректировщика хода происходивших процессов.

В общем и целом во многом благодаря неуемным стараниям отца и дяди Чен Ын сумел достичь такого состояния, когда он оказался официально признан в качестве преемника своего родителя и занял высший государственный пост сразу после его смерти. Так как Ким-сын к моменту своего провозглашения в качестве коммунистического вождя народа Северной Кореи был слишком молод и малоопытен в государственных делах, его отец незадолго до своей смерти определил ему в качестве многоопытного наставника уже упоминавшегося выше дядю, который в случае чего был вполне способен подменить молодого государственного руководителя и взять на себя всю инициативу по поводу принятия тех или иных важных государственных решений. Но, как говорится, не тут то было. Молодой Ким Чен Ын, который жутко устал от факта постоянного присутствия рядом с собой слишком снисходительно себя ведущих учителей и недостаточно уважительно к нему относящихся наставников из числа представителей старой гвардии, в нужный для себя момент оказался вполне способным стукнуть кулаком по столу и сказать всем - Хватит - в смысле твердо и бесповоротно указать им на факт того, кто теперь в этом доме стал настоящим хозяином. Выражаясь простым языком, он предпочел объявить своего не в меру разошедшегося и обнаглевшего дядю государственным изменником и подвергнуть его немедленной казни. В принципе определенные основания для таких выводов у младшего Кима конечно же были и не желая стать заложником проявлений своей внутренней слабости и дальнейшего развития на ее почве разных внутренних болезней, он решил действовать по принципу - лучше перебдеть, чем недобдеть и превратиться в безвольную марионетку в ловких руках кого-то более хитроумного и многоопытного из числа представителей своего окружения.

С европейской точки склонность к проявлению такой беспощадности может выглядеть совершенно неоправданной и бесчеловечной, однако на самом деле это вовсе не значит, что Ким Чен Ын по своей натуре является кровожадным и злым существом с очень болезненными амбициями. Наоборот по своему душевному складу он относится к разряду достаточно скромных и дружелюбно настроенных людей, которые имеют склонность незлобно пошутить над окружающими и самим собой, а также порассуждать на какие-либо достаточно отвлеченные темы. Но не до бесконечности, а до тех самых пор пока кто-либо своими неумными словами или заведомо провокационными действиями не начинает прибегать к проявлению неуважительного отношения и откровенному посягательству на его авторитет высшего государственного лица и руководителя независимой страны. Нравится кому это или нет, но любые факты прибегания Чен Ыном к периодическому использованию разного рода жестокостей в отношении некоторых своих сограждан не относятся к разряду проявлений чего-то патологического, а является в его понимании мерой вынужденной, но в то же самое время очень необходимой в тех ситуациях, когда требуется незамедлительно продемонстрировать свою решимость и быстро показать всем своим недоброжелателям и в чем-либо сомневающимся окружающим кто в доме хозяин.

А в общем и целом Ким Чен Ын является человеком общительным, который любит иметь дело с не менее общительными людьми, чем он сам или по крайней мере стремящихся к этому. Почему так? Да прежде всего потому что эмоционально подкрепленные проявления общительности вольно или невольно заставляют людей раскрываться перед своими собеседниками в плане возможностей быстрого определения того, на сколько они являются искренними или неискренними, поверхностными или глубокомысленными, рассудительными или категоричными, доброжелательными или неприязненными в своих проявлениях. Выражаясь простым языком, в отличии от молчаливого человека, в которого все оказывается скрытым от  окружающих людских взоров, человек много говорящий быстро раскрывает свою внутреннюю суть и свое текущее внутреннее состояние. Что в свою очередь позволяет быстро понять каким образом и с какой стороны к нему лучше начинать подходить в тех или иных обозначивших себя ситуациях.

В то же самое время Чен Ын относится к числу людей, которые стремятся не пропустить любых сколько-нибудь важных событий в жизни своей страны и по мере возможности постараться на них поприсутствовать. Поприсутствовать главным образом не ради того, чтобы в очередной раз покрасоваться перед всеми своими согражданами, а исходя из соображений самому хорошенько прощупать все своими собственными руками, чтобы на основе своих ощущений и характеров реакций окружающих людей, понять в какой именно степени все ранее осуществленное было сделано правильным или неправильным образом. У кого-то может возникнуть ошибочное мнение относительно того, что у северных корейцев всегда наблюдается одна и та же одобрительная реакция на любые действия и шаги со стороны руководителей своей страны. Но при всей своей кажущейся одинаковости, обязательные проявления такого одобрения очень сильно разнятся между собой степенью проявлений своей искренности и возникающей заинтересованности в происходящем со стороны широких масс людей. Выражаясь простым языком, при любых действиях в подобном ключе с одной стороны всегда оказывается возможным создать подходящую пропагандистскую картину, которую затем можно представить в качестве наглядного доказательства своего успеха перед людьми, не очень хорошо разбирающихся во всех тонкостях северокорейской специфики, а с другой - обеспечить себя большим количеством фактической, но малопонятной для всех посторонних, информации, дающей очень опытным и вдумчивым аналитикам четкое понимание того, что происходит на самом деле. Все то, что в поведении северных корейцев воспринимается очень многими чужими для них людьми как бездушное проявление лицемерия и напыщенного бахвальства, на самом деле является наглядным примером проявлений банальной хитрости и ловкого отвлечения внимания неискушенных и слишком прямолинейно мыслящих простаков.

В плане всего того что касается личной жизни о Ким Чен Ыне можно сказать следующее. У него сложился достаточно необычный характер взаимоотношений со своей женой. Все дело в том что Чен Ын ощущает в себе внутреннюю потребность в постоянном присутствии рядом с собой такого человека, который бы каким-либо образом пытался им командовать и управлять, а он сам мог выдавать в его адрес большое количество своих замечаний и контраргументов. Но с точки зрения высшего государственного руководителя установление такого порядка вещей во многих смыслах стало бы наносить немалый ущерб его авторитету. Преодолеть столь непростую проблему подобного рода можно было лишь путем отыскания с одной стороны достаточно упрямой, а с другой - проницательной и умеющей очень гибко вести себя жены. И Ким Чен Ын такую для себя нашел. Его жена Ли Соль Чжу принадлежит к числу людей, которые отличаются склонностью к затеванию споров по каким-либо малозначительным поводам, касающимся хорошо знакомых ей сфер деятельности, но в то же самое время с большой осторожностью подходят к обсуждению всего того, что представляется им очень значительным и не очень понятным по характеру своего устройства. С другой стороны Ли Соль Джу не имеет склонности подолгу сосредотачиваться на чем-либо ею ранее выраженном - высказав свою точку зрения на одну тему, она тут же может перейти к другой, никак с нею не связанной. Выражаясь простым языком, жена Ким Чен Ына, будучи по своему характеру заядлой спорщицей, умеет производить впечатление милой болтушки, которая нравится своему мужу тем, что в процессе беспечного изречения каких-либо сиюминутно возникающих идей она способна периодически выдавать очень интересные мысли, которые заслуживают уделения им самого пристального внимания и использования для практического внедрения. В результате Ким Чен Ын  оказался очень доволен тем, что в лице своей жены он сумел приобрести достаточно ненавязчивую и не пытающуюся на многое претендовать советчицу, а Ли Соль Джу обрела себе мужа, который оказался способным по достоинству оценить не только ее женское обаяние, но и ее весьма своеобразно устроенный ум. Конечно характер существующих между ними отношений не вытягивает до оценки наличия очень большого и светлого чувства, но то что Ким Чен Ыну и Ли Соль Джу всегда приятно и интересно находиться в компании друг с другом не вызывает никакого сомнения.

С другой стороны многие люди ошибочно относят нынешнего северокорейского лидера к категории лиц, которые категорически не способны воспринимать критику и признавать свои ошибки. На самом деле это не совсем так. Ким Чен Ын вполне способен воспринимать критику, но не от всех людей, а от тех из их числа, которые обнаруживают в себе способность во всем отвечать ему своими проявлениями вдумчивости и тактичности во всех своих словах и поступках. Иначе говоря, прежде чем пытаться в чем-либо критиковать Чен Ына необходимо обнаружить перед ним свою способность видеть положительные стороны всех критикуемых действий и шагов и уже только затем переходить к осторожному выражению своих критических суждений и конструктивных предложений на этот счет. Причем таким образом, чтобы это ни в коем случае не подрывало его авторитет и не выглядело отрицанием всего предыдущего опыта, а имело вид дополнительных улучшений, внесенных вдобавок ко всему ранее установленному и утвержденному. Если в тех или иных действиях Ким Чен Ына дадут о себе знать какие-то его ошибки, то при помощи таким образом деликатно предоставленных подсказок он вполне способен быстро осознать факты своих огрехов и постараться все исправить в самые кратчайшие сроки.

Именно таких вот тактичных помощников и советчиков Чен Ын больше всего ценит и уважает. И с точностью до наоборот он имеет обыкновение вести себя с людьми, которые пытаются бестактно посягать на его авторитет высшего государственного руководителя или выражать какие-либо прописные истины под видом  проявления своей мудрости в целях введения в заблуждения, исходя из каких-либо своекорыстных соображений. В отношениях же с теми людьми и руководителями других государств, которые пытаются его шантажировать и грубо на него давить, Ким Чен Ын всегда принимается обнаруживать свою непокорность и показывать своим противникам острые зубы. Почему так? А потому что он отдает себе отчет в том, в условиях почти полной изоляции от большинства стран окружающего мира и отсутствия по-настоящему надежных союзников Северная Корея способна выстоять лишь путем постоянной демонстрации своего готовности сражаться насмерть даже с самым сильным врагом с таким расчетом, чтобы ему стало ясно, что достижение такой победы обойдется ему слишком большой и совершенно неоправданной ценой.

Принадлежит ли Ким Чен Ын  к числу руководителей государств, которые не бросают своих слов на ветер и в случае чего готовы исполнить все ими таким образом обещанное? Безусловно принадлежит - по той простой причине, что как руководителю государства, ему терять нечего. Проще говоря, если Чен Ын столкнется с фактом создания смертельных угроз для дальнейшего существования своего государства, то он не станет любыми правдами и неправдами оттягивать момент его гибели, а предпочтет взорвать все к чертям собачим, чтобы унести вместе с собой как можно большее количество жизней своих врагом. В то же самое время это вовсе не значит, что он принадлежит к числу совершенно неустрашимых и бесконечно отчаянных людей. В случаях создания кем-либо таких ситуаций, при которых сам Ким Чен Ын или по-настоящему близкие ему люди начнут испытывать сильные физические боли и большие психологические страдания, он скорее всего предпочтет отступить и пойти на попятную - ради обретения возможностей облегчения дальнейшей судьбы себе и своим близким. Факты же испытания какой-либо боли, переносимой конкретными представителями всех остальных категорий своих сограждан никогда его особо не трогали и не трогают. Вместо этого он - во имя исполнения своего высшего долга - предпочитает болеть душой сразу за всех них вместе взятых, не считаясь с мнениями и точками зрения кого-либо отдельного.

А в общем и целом Ким Чен Ын, как вполне рационально мыслящий руководитель, хорошо понимает, что в ситуации обладания Северной Кореей ядерным оружием вряд ли кто-то решится обострять с ней отношения до такой степени, которая оказалась бы равносильной объявлению ей войны. Поэтому при сохранении многих элементов прежней воинственной риторики он пытается постепенно отходить от практики бесконечного оскаливания зубов в стороны своих зарубежных врагов. Вместо этого младший Ким стремится главным образом заниматься делом реального наращивания экономических возможностей своей страны и создания для этого всех необходимых условий. Выражаясь простым языком, нынешний северокорейский руководитель начал осуществлять активное движение по пути экономических реформ, призванных поднять общий жизненный уровень этой страны и сделать ее способной противостоять всем внешним вызовам еще более полноценным образом. Но продвижение по пути реформ с северокорейской точки зрения не является поводом для начала устроения общественных дискуссий и предоставления людям широких политических свобод. Не желая допускать каких-либо политических шараханий и раздрая, которые ведут к устранению единства взглядов и общему ослаблению страны, Ким Чен Ын предпочитает самолично определять какие именно экономические реформы на данный момент нужны для Северной Кореи, а какие не нужны или преждевременны. Само собой разумеется что при принятии решений подобного рода северокорейский руководитель интересуется мнениями некоторых представителей своего окружения, но больше всего он доверяет своим непосредственным впечатлениям и стремится к самостоятельному изучению всех интересующих его деталей происходящего. Именно по этой самой причине Чен Ын не любит подолгу находится на одном месте и предпочитает почти все время ездить по всей своей стране - чтобы успеть побывать на открытиях самых разных объектов, изучить их изнутри и услышать мнения работающих там людей.

В то же самое время, как знающий и очень понятливый человек, Ким Чен Ын вполне отдает себе отчет в том, что достижение реального успеха в очень многих сферах экономической жизни невозможно без развития частнопредпринимательской деятельности и торговли. Но соображения подобного рода в корне противоречат революционным идеям чучхе и выглядят очень сильной уступкой в угоду всему буржуазному. По сути дела оказавшись заложником общепринятых догм и не желая прослыть продажным ревизионистом (тем самым вызвав очень серьезный раскол среди представителей своего окружения), нынешний северокорейский руководитель в данном вопросе предпочитает вести себя как здравомыслящий практик. С одной стороны не мешать разного рода частным предпринимателям заниматься своими делами (до наступления таких моментов, когда они начинают вторгаться в сферы государственных интересов), а с другой - не принимать на этот счет каких-либо законодательных актов и открытых государственных указов (т. е. держать все в подвешенном состоянии).

Но если долговременное ведение разного рода дел на основе достижения устных договоренностей на уровне малого и среднего бизнеса является вполне возможным, то пытаться предлагать такие механизмы взаимодействия представителям крупного капитала было бы верхом наивности. Само собой разумеется, что таким представителям неоткуда взяться внутри Северной Кореи. Но экономика этой страны остро нуждается в их приходе извне - особенно в сфере всего того, что касается энергетики, современных транспортных магистралей и других крупных инфраструктурных объектов, на создание достаточного количества которых в достаточно сжатые сроки нет своих собственных средств и возможностей. Именно по этой самой причине все руководство современной Северной Кореи ощущает наступление для себя переломного момента в плане определения того, как следует вести себя дальше - бездумно следовать давно устоявшимся, но во многом отжившим идеологическим догмам или в той или иной степени от них отступить в угоду насущным практическим требованиям. А так как первый путь является заведомо проигрышным, то рационально мыслящий Ким Чен Ын, поколебавшись какое-то время и хорошенько все просчитав, в какой-то момент будет вынужден сделать свой окончательный выбор в пользу второго.

Помимо факта отсутствия необходимой законодательной базы, на основе которой можно было бы регулировать деятельность иностранных компаний на территории Северной Кореи в целях обеспечения интересов обеих сторон, существует еще одна очень серьезная проблема, во многом препятствующая налаживанию ей устойчивых экономических связей с другими странами. Она заключается в давно выработавшейся практике северокорейских лидеров в случаях возникновения даже не очень серьезных ссор и конфликтов с руководством недружественно ведущих себя стран в целях их запугивания прибегать к использованию несоразмерно больших угроз. В том числе и шантажировать тех словами о своих намерениях прекратить сотрудничество в делах осуществлениях совместных экономических проектов в ситуациях возникновения не очень серьезных международных проблем, которые во многих случаях не стоят выеденного яйца. Выражаясь простым языком, в этом смысле все без исключения северокорейские руководители обнаруживают в себе склонность вести себя как малые дети детсадовского возраста - чуть что не так, заводятся с пол оборота и впадают в состояние жуткой истерики по совершенно неподобающим поводам. Более того многие недоброжелатели и враги Северной Кореи нередко принимаются брать на вооружение этот самый момент. В ситуациях когда у таких врагов возникает необходимость сорвать осуществление каких-либо договоренностей Пхеньяна с третьими сторонами, они создают поводы для возникновений недоразумений и ссор, почти наверняка зная о том, северокорейское руководство обязательно на них купится и поведет себя очень неумным образом. Всем понятно, что инициатором установления столь по детски выглядящих северокорейских традиций выяснения взаимоотношений с недоброжелателями и противниками был вовсе не Ким Чен Ын, а его предшественники, ему, как человеку рационально мыслящему, было бы совершенно нелишним постепенно прекратить дальнейшее развитие этой "детской" болезни и внедрить в северокорейское общество стандартов использования более серьезных и ответственных подходов в делах, касающихся международного экономического сотрудничества.

Вывод из всего выше сказанного вполне очевиден. При условии дальнейшего проявления Ким Чен Ыном достаточного упорства и повседневных стараний Северная Корея в достаточно скором времени придет к тому, что в ней установится такой порядок вещей, который во многом (но не совсем) будет походить на тот, который наблюдается в современном Китае - партия как и прежде будет определять государственную политику и обладать всей полнотой власти, частные предприниматели (главным образом из числа выходцев из спецслужб и каким-либо образом связанных с ними людей) окончательно узаконят свою деятельность и получат определенные правовые гарантии, а крупный иностранный капитал получит весьма ограниченные права и возможности для развития своей деятельности в некоторых секторах северокорейской экономики под неусыпным контролем со стороны властей. А в общем и целом все это приведет Северную Корею к созданию такого порядка вещей, в котором при значительном сохранении своей самобытности она окажется полноценно включенной в сложные цепочки международных экономических связей, что сделает невыгодным для других стран затевание с ней сколько-нибудь серьезных конфликтов не только в военно-политическом, но и чисто экономическом смысле. Что же касается самого Ким Чен Ына, то в принципе у него есть все шансы для вывода своей страны в разряд полноценных мировых держав, которые вполне способны обеспечить себе возможность неуклонного поступательного развития и решать все свои проблемы более или менее цивилизованными и гуманными способами.


Постоянная ссылка на этот материал: http://www.logocode.narod.ru/psy_portret_10_kim_jong_un.htm


Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Экспресс психоанализ" и "Портретная галерея"
promo tipolog 19:01, thursday 2
Buy for 10 tokens
Натужная выскочка и сентиментальная сочинительница: Психологический портрет Натальи Поклонской Портретная галерея "Прокурор Няш-мяша" и "Сумасбродная монархистка" - такие очень непохожие друг на друга образы возникают в головах у подавляющего большинства россиян…
This page was loaded ноя 18 2017, 12:45 am GMT.