?

Log in

No account? Create an account
Жить нужно по правилам ...
Но при этом всегда помнить о том, что в каждом из них бывают свои исключения
Воинствующий запугиватель и обаятельный злодей: Психологический портрет Рамзана Кадырова 
2-ноя-2017 07:09 pm
Utkonos

Воинствующий запугиватель и обаятельный злодей: Психологический портрет Рамзана Кадырова

Портретная галерея

 

"Пехотинец Путина" и "Человек, которому все деньги дает Аллах" - такие словесные выражения приходят на ум подавляющему большинству россиян при упоминании имени Рамзана Кадырова - главы современной Чечни. Кто-то склонен видеть в нем местечкового преступного авторитета и кровожадного тирана,  который стремится подмять под себя всех и вся, а кто-то - деятельного руководителя и грамотного управленца, оказавшегося способным восстановить свою полуразрушенную республику и навести в ней полный порядок. Но все они сходятся в мыслях о том, что Рамзан Кадыров является очень амбициозно настроенным человеком и трудно предсказуемым региональным правителем, который еще далеко не полностью успел раскрыть весь потенциал заложенных в нем способностей и талантов. Однако весь смысл моего данного опуса заключается вовсе не в выражении чего-либо очень недружелюбного или похвального в адрес нынешнего руководителя Чеченской республики. Речь здесь пойдет исключительно о том, что представляет собой Рамзан Кадыров в психологическом и поведенческом плане.



Если начинать разговор с описания детских лет будущего руководителя современной Чечни, то о нем можно сказать следующее. С одной стороны юный Рамзанчик, будучи самым младшим ребенком в семье,  рос жуликоватым и очень подвижным парнем, которому очень нравилось удивлять всех окружающих проявлениями своей ловкости и необычными манерами поведения. Спросите зачем? А с таким расчетом, чтобы затем всякий раз в зависимости от характера развития текущей ситуации попытаться либо каким-то образом кого-то из них хитроумно запугать и обмануть, либо обаять и сподвигнуть к проявлению душевной щедрости. В общем и целом - не важно каким образом постараться переиграть простодушных людей и обладателей чего-то для себя нужного в целях обретения возможностей для перекладывания неприятных для себя дел и обязанностей на плечи кого-либо другого или быстрого заполучения предметов чужой собственности в свои руки не слишком предосудительными и относительно честными способами. Выражаясь простым языком, юный Рамзан с самых ранних лет стал являть собой наглядный пример Остапа Бендера чеченского розлива.
В тоже самое время не смотря на всю свою жуликоватость и природную хитрость, юный Рамзанчик оказался вынужденным прийти к осознанию того, что далеко не все однажды обведенные вокруг пальца и ловко переигранные им сверстники склонны к проявлению в ответ подавленности и молчания. Наоборот нередко случалось так, что не вполне справедливо лишившись чего-то своего в пользу Рамзана и его друзей, они принимались жаловаться на него взрослым. Юный Рамзан, прекрасно понимая, что за осуществление выходок подобного рода его могут ожидать серьезные нахлобучки со стороны своих родителей, в ситуациях, когда дело начинало заходить слишком далеко, с пренебрежительно-уничижительным видом принимался возвращать владельцам все от них не вполне справедливо полученное, горделиво заявляя о том, что ему важны не какие-то там материальные ценности, а соблюдение принципа справедливости во взаимоотношениях друг с другом. Говоря иначе, юный Рамзан в своем стремлении не показаться перед кем-либо мелочным, а наоборот склонным к соблюдению справедливости и проявлению великодушия - принимался действовать на опережение. Но в то же самое время в своем стремлении к избеганию таких поворотов событий во взаимоотношениях со своими сверстниками в будущем, он принимался обвинять разного рода жалобщиков в том, что они ведут себя не по-пацански и подвергать их грубым насмешкам и бесконечным придиркам по малейшему поводу.
Но на всякого хитреца хватает других хитрецов. В случае с юным Рамзаном это нашло свое выражение в том, что те так или иначе обманутые им мальчишки, в своем стремлении не стать изгоями, но в то же самое время отстоять свою правоту, принимались жаловаться на него не взрослым родственникам, а старшим братьям. Прекрасно понимая, что в пацанских разборках с кем-то гораздо более сильным ему не светит ничего хорошего, юный Рамзанчик с видом наглеца, которому нечего больше терять, опять принимался действовать на опережение. Это находило свое выражение в демонстративном заявлении им своей готовности сойтись в каких-либо силовых поединках "один на один" с конкретными жалобщиками в присутствии многочисленных свидетелей - в целях получения каждым возможностей доказательства своей правоты так, как это подобает по настоящему уважающим себя мужчинам. В ситуациях, когда юному Рамзану удавалось развести более старших и сильных братьев своих противников на "слабо" и достичь принципиального согласия на проведении силового поединка, он не имел привычки останавливаться на достигнутом и приступал к дальнейшему прощупыванию позиций представителей другой стороны. В чем именно находило свое выражение? А в том, что Рамзанчик принимался использовать всю изобретательность и хитрость своего ума для навязывания своим противникам наиболее выгодных для себя правил игры. Четко зная или справедливо предполагая что тот или иной из противников может оказаться сильнее или ловчее его в том или ином отношении, он под какими-либо надуманными предлогами начинал показно выражать свое негодование и выдвигать требования по ограничению использования или недопущению применения определенных силовых приемов. Либо вообще принимался договариваться о возможности осуществления замены себя кем-либо из своих невзрачно выглядящих, но более опытных друзей или об изменении заведомо проигрышных для себя соревновательных дисциплин на более выигрышные - под видом стремления удивить зрительскую публику проявлениями чего-то не вполне обычного и проявить себя в каких-либо новых качествах. Выражаясь простым языком, уже с юных лет Рамзан стал обнаруживать в себе способности в деле сиюминутного навязывания окружающим наиболее выгодных для него взглядов и точек зрения и умело задействовать в этих целях широкий спектр разнообразных приемов, начиная от выражения откровенных угроз и заканчивая неприкрытой лестью.
Но жизнь - очень сложная штука. И порой в ней приходится сталкиваться с очень умными и сильными людьми, которых при всем старании оказывается невозможным обмануть или перехитрить так, чтобы по факту оставить их в дураках и обеспечить себе возможность выступить в роли их победителя. К мысли об этом Рамзана привел наглядный пример его отца - Ахмада Кадырова. Ощутив себя неспособным успешно бороться с огромной Россией и устав от бесконечных разногласий среди представителей различных чеченских тейпов, он предпочел пойти на союз с очень сильным врагом ради обеспечения возможности спасения своих многочисленных родственников и сохранения хоть каких-то перспектив на будущее представителям всего своего этноса, на дальнейшие судьбы которого по большому счету было глубоко наплевать всем внешнеполитическим игрокам, пытавшимся разыграть чеченскую карту в целях дальнейшего ослабления России. Узрев факт того что его отец, став первым президентом Чечни и позорным предателем в глазах значительной части своего народа, по сути дела оказался поставленным в такое положение,  в котором у него не оставалось иной возможности для отыскания разумного выхода, его сын Рамзан пришел для себя к однозначному выводу. Суть подобного вывода заключалась в мысли о том, что ни в коем случае не стоит слишком долго упорствовать и фактически доводить себя до безвыходного положения. Наоборот надо самому успевать сделать заблаговременный выбор в пользу выражения своего согласия подчиниться лидеру того государства, который в плане перспектив на будущее вполне способен выйти победителем в большой политической игре и одновременно оказаться готовым обеспечить предоставление немалых выгод наиболее деятельным и активным из числа добровольно присоединившихся к нему союзников - чтобы таким образом подстраховаться и никогда не знать особых проблем.
Так то оно так, но слегка повзрослевший Рамзан вскоре после гибели своего отца обнаружил тот факт, что умников типа него самого среди авторитетных чеченцев более чем достаточно и для того, чтобы оказаться способным занять место своего отца, ему придется вступить в серьезную конкуренцию со многими из них. Но так как все подобного рода конкуренты также входили в разряд союзников России, справиться с ними было очень даже непросто. В своем стремлении к достижению выбранной цели молодой Рамзан Кадыров стал широко применять привычную для себя тактику - использовать надуманные или сильно преувеличенные предлоги для предъявлений претензий своим конкурентам в целях провоцирования их на осуществление в ответ каких-либо оскорбительных и грубых шагов. А за такие вещи на Кавказе полагается мстить и жестоко наказывать, что при наличии у молодого Кадырова очень большого количества родственников оказывалось делом достаточно легко выполнимым и вполне оправданным с точки зрения соблюдения местных обычаев и законов чести. Выражаясь простым языком, в начале 2000-х в Чечне сложилась такая практика, когда авторитетные представители наиболее многочисленных и богатых тейпов оказывались способными предъявить серьезные обвинения членам других кровнородственных кланов за любые не достаточно хорошо продуманные действия и шаги со стороны любых отдельно взятых представителей их родов. А так как предъявление таких обвинений было чреватым необходимостью улаживания конфликтов путем предоставления значительных откупных или вступлением на тропу начала осуществления кровной мести, то на практике все это проявлялось в виде обострением среди чеченцев чувства взаимного недоверия и фактической их самоизоляцией от жизни представителей других тейпов.
Представители достаточно малочисленных родоплеменных кланов, оказываясь неспособными полноценно себя защитить от притеснений со стороны богатых и сильных, принимались по-тихому жаловаться на них в Москву и во всю использовать свои знакомства и связи в целях получения официальных разрешений на фактическое создание своих собственных силовых структур для обеспечения надежной самозащиты. На практике это привело к тому, что в целях недопущения фактов открытого разглашения какой-либо нежелательной информации наиболее авторитетные представители наиболее влиятельных тейпов принимались требовать от своих родственников и других близким к ним чеченцев дачи клятв личной преданности и готовности подчиниться любому их приказу. С другой стороны в целях воспрепятствования развитию тенденций, когда одни чеченцы принимались жаловаться на других в Москву, наиболее дальновидные и влиятельные чеченские авторитеты принялись выступать с категорическим осуждением таких явлений (в смысле того, что они ведут себя не по-мужски и пытаются выносить сор из своей общей избы)  и в тоже самое время вынужденно брать на себя роль народных судей в недоразумениях и спорах, возникавших между представителями различных кровнородственных кланов.
Но будучи по своей природе жуликоватыми хитрецами, многие чеченские авторитеты и тут принимались во всю хитрить - более или менее справедливые решения возникавших вопросов они принимали лишь только в тех случаях, когда представители противостоявших сторон принадлежали к числу лиц, давших им клятву верности или при возникновении через чур вопиющих фактов. А во всех остальных случаях это была обычная показуха, которая использовалась для того, чтобы тем или иным образом подтолкнуть как можно большее количество чеченцев из не очень многочисленных и небогатых тейпов позабыть о законах клановой чести и фактически продать свои души наиболее авторитетным представителям чужих родов. Чтобы как-то подсластить столь горькую пилюлю и внушить простым чеченцам мысль о том, что они на самом деле являются защитниками интересов всех представителей своего этноса, наиболее влиятельные чеченские авторитеты принялись предоставлять у себя убежища отдельно взятым преступникам чеченской национальности, совершившим уголовно наказуемые деяния на территории остальной России либо категорически настаивать на передаче таковых в случаях их задержания в целях осуждения своим чеченским судом.
На деле все это оборачивалось созданием обстановки фактической безнаказанности для определенных категорий чеченцев, которые соглашались давать клятву верности тем или иным своим клановым авторитетам и внушением всем остальным их представителям мысли о том, что они являются исключительным и героическим этносом на территории всей России. В свою очередь Москва оказалась вынужденной терпеть создание такого положения дел - ведь она предоставляла наиболее авторитетным представителям чеченцев особые права и возможности не за просто так, а за проявление ими постоянной готовности подвергать уничтожению своих соплеменников из числа террористически настроенных повстанцев и создание на своей территории отдаленного подобия хоть какого-то порядка. С другой стороны в Кремле всегда отдавали себе отчет в том, что создание на территории Чечни такого порядка, при котором она окажется превращенной в скопище вроде бы лояльных, но агрессивно настроенных друг против друга сил с собственными военизированными формированиями, не приведет ни к чему хорошему и рано или поздно обернется совершенно неуправляемым и резким всплеском вооруженного насилия. В целях недопущения предпосылок для развития событий по такому сценарию на территории Чечни в Москве достаточно быстро пришли к четкому осознанию факта необходимости отыскания среди чеченцев не очень опытного, но весьма амбициозно настроенного представителя, который бы оказался способным подчинить их всех своей воле и навязать им определенные правила игры, не допускающие возможностей своевольного проявления откровенного насилия без получения на то прямого или косвенного разрешения со стороны своего первого лица. Выражаясь простым языком, в целях недопущения возможностей для возникновения на территории Чечни по-настоящему серьезных проблем в Кремле определились с проектом фактического назначения чеченского царька, который бы оказался не очень искушенным в премудростях политики и достаточно легко предсказуем в своих действиях. В результате тщательного анализа и подсчета всех плюсов и минусов каждого из потенциальных кандидатов на должность местечкового царя, окончательный выбор оказался сделанным в пользу молодого Рамзана Кадырова. Почему так? А потому что в поведении  всех остальных кандидатов на столь высокую должность достаточно легко прочитывалось стремление заполучить от России как можно больше средств на восстановление Чеченской республики без предоставления взамен однозначных и четких гарантий выполнения возлагавшихся на них обязательств по укреплению существующего порядка на ее территории. Иначе говоря, все прочие чеченские лидеры в ходе повседневной работы с ними так или иначе обнаружили в себе стремление "кинуть" Путина и развести его как последнего лоха и лишь только Рамзан Кадыров оказался способным проникнуться по отношению к российскому президенту искренним уважением - причем до такой степени, что согласился дать ему клятву личной верности в знак того, что никогда не позволит себе в чем-либо его обмануть. Из-за чего? А из-за того что молодой и не очень искушенный Рамзан увидел во Владимире Путине с одной стороны во многом подобного себе человека, а с другой - очень умелого и талантливого политика, который сумел достичь своего в плане незаметного приучения подавляющего большинства населения всей России к безоговорочному подчинению своей воле. Более того - Кадыров увидел в нем кумира и достойный пример для подражания, у которого есть чему поучиться и что позаимствовать.
В общем и целом в определенный момент в Кремле был сделан однозначный выбор в пользу Рамзана Кадырова. Да, он имел и продолжает иметь привычку вести себя дерзким образом и требовать для Чечни предоставления слишком многого, но в то же самое время всегда демонстрирует способность обеспечивать четкое выполнение всех взятых на себя обязательств без каких-либо оговорок и экивоков на неожиданно возникшие неблагоприятные обстоятельства. И Путин с удовольствием стремится удовлетворять большую часть его просьб и требований потому что знает, что Кадыров не разбазарит, не украдет и строго спросит за нецелевое расходование средств с любых своих подчиненных. И более того - не подведет в своем стремлении быть верным и преданным лично ему, потому что умеет держать однажды данное слово.
Это вовсе не значит, что Рамзан Кадыров всегда и во всем будет оставаться верным Путину. Он будет оставаться таким ровно до тех пор, пока Владимир Владимирович всерьез не разочарует его какими-либо своими неудачами или обнаружением неспособности выполнить чего-то ранее ему обещанного. В свою очередь осознание данного факта со стороны самого Путина приводит к тому, что он стремится быть предельно честным в своих взаимоотношениях с Кадыровым. Предельно честным в том смысле, что либо дает и выполняет свои обещания, либо отказывает в чем-либо просимом, но не каким-либо хитромудрым способом, а откровенно указывая на конкретные причины такой невозможности. А так как подобный характер своего поведения Путин склонен проявлять лишь в отношениях с теми людьми, к которым он испытывает свое личное доверие, то со стороны Рамзана этот факт становится дополнительным поводом для проявления нескрываемой гордости - ведь далеко не каждый региональный лидер может похвастать чем-либо подобным в своих взаимоотношениях с высшим руководителем своей страны, что дает ему самому повод для того, чтобы считать себя самым способным и лучшим в их достаточно многочисленном ряду.
Помимо получения чисто морального удовлетворения Рамзан Кадыров умеет извлекать из создания для себя столь выгодной ситуации и немалую практическую пользу. В чем она заключается? А хотя бы в том, что всячески преувеличивая свою фактическую значимость и уровень реальных возможностей в глазах окружающих, он получает прекрасную возможность для подспудного оказания психологических давлений на других региональных лидеров и работников государственных министерств в целях превращения их более сговорчивых людей и облегчения возможностей достижения для себя всего желательного, а так же внушения всем своим противникам и недоброжелателям всяческих мыслей об их умственной неполноценности и физической ущербности.
Почему любыми правдами и неправдами Рамзан стремится держать столь высокую марку в глазах Владимира Путина? А по той простой причине, что далеко не все представители Кремля склонны к проявлению по отношению к Кадырову своего дружеского отношения. Очень многие из их числа видят в нем хорошо замаскировавшегося врага или потенциального конкурента. Именно по этой самой причине Рамзан Кадыров оказался фактически поставленным в такую ситуацию, в которой ему требуется чуть ли ни ежедневно демонстрировать какие-то свои успехи в деле полного восстановления и развития Чечни и тем самым без конца оправдывать то большое доверие, которое ему оказывает Путин.
Но практическое осуществление любых даже самых хороших дел само по себе мало что значит - в данном вопросе очень важным является информационное освещение всего происходящего, а так же привлечение на свою сторону как можно большего числа активно ведущих себя людей и нейтрализация наиболее возмутительно действующих недоброжелателей. И надо сказать, что в этом смысле Рамзан Кадыров очень сильно преуспел за все время нахождения на посту руководителя Чеченской республики. По факту находясь на положении регионального царька, который по своему хотению волен наказывать или миловать тех или иных своих подданных, он оказался способным извлекать из таких своих реальных возможностей немалую пользу. Да, Рамзана регулярно и во многих случаях вполне справедливо критикуют за то, что он готов прикрывать и оставлять безнаказанными многие прегрешения полезных и лично преданных ему соплеменников. Но в то же самое время Кадыров принимается демонстрировать все признаки наличия у него государственной мудрости. В чем именно это заключается? А хотя бы в том, что Рамзан предпочитает не прибегать к использованию строгих наказаний в отношении тех чеченцев, которые первый раз в жизни совершили какие-либо достаточно серьезные правонарушения. Вместо этого он очень часто позволяет себе ограничиваться использованием моральных внушений, но не просто так и для галочки (как это обычно бывает на остальной территории России), а в присутствии родителей и многочисленных родственников таких преступников. В условиях кровнородственного уклада жизни, который существует в Чечне, на практике проявление столь гуманного отношения чаще всего приводит к тому, что и сами помилованные правонарушители и их многочисленные родственники из чувства своей благодарности превращаются в убежденных сторонников Кадырова, боготворящих его как вождя всей Чечни.
В ситуациях возникновения сколько-нибудь серьезных конфликтов, начинающих перетекать в публичное русло, с лицами, которые не имеют какого-либо отношения к Чечне, Кадыров и его помощники имеют обыкновение вести себя в ином ключе. В своем стремлении как можно сильнее убедить всех своих соплеменников в мысли, что он является надежным защитником всех чеченцев со стороны кого бы то ни было, Рамзан имеет обыкновение спускать на таких недоброжелателей всех своих собак с таким расчетом, чтобы утопить их в волне ничем не обоснованных ответных обвинений и таким образом грубо заткнуть им рот. В ситуация, когда таким оппонентам не удается по-быстрому заткнуть рот, а публичное распространение фактов начинает говорить о неправоте представителей чеченской стороны и вызывать праведный гнев у широких слоев населения по всей России, Кадыров оказывается вынужденным переходить к использованию более гибких методов. Суть таких методов заключается в выражении упорствующим оппонентам частичных признании некоторой вины представителей чеченской стороны с одновременным указанием им на во многом надуманные факты их недостойного ответного поведения с прицелом на достижение взаимной договоренности о том, что в происшедшем одинаково виноваты обе стороны возникшего конфликта и в интересах каждой из них завершить все взаимным снятием всех своих претензий.
И только в тех случаях, когда подобные оппоненты Кадырова и его окружения оказываются очень упрямыми и твердо уверенными в своей правоте, имеют возможность для регулярных донесений своих точек зрения в средства массовой информации и при этом не относятся к числу убежденных недоброжелателей Чечни, Рамзан с видом проявления своего великодушия может позволить себе снизойти до завуалированного признания фактов наличия среди представителей чеченского общества некоторых проблем. На на самом то деле все подобные действа со стороны Кадырова не имеют никакого отношения к проявлению великодушия по той простой причине, что он относится к выяснению отношений между представителями разных сторон, как к разновидности базарного торга, в котором допустимы любые методы, начиная от выражения прямых угроз и кончая откровенной лестью. И вот если после исчерпания всех аргументов подобного рода противник так и не сдал своих позиций и при этом не скатился до ответных проявлений откровенного неприличие в адрес другой стороны, его будет нелишним определенным образом вознаградить. Вознаградить в том смысле, что произнести в его адрес некоторое количество приятных слов с признанием наличия у него определенных достоинств с расчетом на то, чтобы в самый последний момент произвести на него очень благоприятное впечатление и внушить мысль о необходимости напрочь забыть все прошлые недоразумения. В смысле постараться сделать так, чтобы случайные, но очень упорные и убежденно ведущие себя, противники стали пусть и не совсем друзьями, но людьми, которые относятся к Чечне и лично Кадырову с пониманием и душевной симпатией.
В ситуациях же когда оказывается возможным громко пропиарить себя, свои возможности и практические достижения, Рамзан Кадыров вообще имеет обыкновение действовать на всю катушку - строить роскошные мечети и дворцы, отваливать огромные деньги на приглашения и подарки именитым зарубежным гостям, вызволять из неволи людей, у которых имеется хоть капелька чеченской крови. Почему? Да прежде всего потому что знает, что все эти казалось бы не очень разумные расходы с лихвой окупятся в плане повышения к нему степени доверия со стороны подавляющего большинства чеченцев и дальнейшего укрепления своей собственной власти. Многие не очень умные или откровенно ненавидящие Кадырова люди имеют обыкновение обрисовывать такие картины словами о пире во время чумы и паразитировании Чечни на теле всей остальной России. Они конечно в чем-то по-своему правы в том смысле, что эта республика оттягивает на себя непропорционально много средств из государственного бюджета всей страны. Но стремясь видеть только плохое, они оказываются неспособными оценить тот факт, что все средства, которые приходят в Чечню, расходуются очень рациональным и грамотным образом. Да, сильно повзрослевший Рамзан Кадыров многими моментами своего поведения все еще продолжает напоминать собой уличного гопника, который в силу возникновения различных на то причин оказался вознесенным на достаточно высокий государственный пост. Но в то же самое время он демонстрирует собой наглядный пример превращения себя в очень эффективного менеджера, в руках которого ни один рубль не пропадет даром и обеспечивает максимальную отдачу.
Говоря иначе, во многом благодаря стараниям Рамзана Кадырова современная Чечня во многих смыслах оказалась превращенной в такую точку России, которая потенциально способна стать центром ее кристаллизации в плане борьбы с распространением коррупционно-казнокрадских тенденций, дальнейшего укрепления правопорядка и государственности. Конечно можно очень много и долго спорить на тему о том, что способен сделать с Россией Кадыров в случае избрания на пост ее президента после окончательного ухода Путина. Да, в такой ситуации несомненно произойдет определенное наступление на права широких слоев населения (в том смысле, что под этим обычно понимается в условиях США и Европы). Но то, что Рамзан Кадыров по уровню своих способностей и развития уже близок к тому, чтобы оказаться потенциально способным возглавить Россию и превратить ее в по-настоящему сильную мировую державу, является неоспоримым фактом в независимости от того нравится это кому или нет.
Вполне резонно будет предположить, что после ухода Путина в Кремле найдется немного желающих сделать так, чтобы Кадыров занял его место. И в принципе не исключен такой вариант, когда поняв бессмысленность своих потуг подобного рода и подобрав для себя благоприятный момент, Рамзан может пожелать отделить Чечню от России, попутно прихватив с собой значительную часть остального Кавказа (ведь не просто так он сумел добиться того, что в его фактическом подчинении находится достаточно мощная армия, которая лишь чисто формальным образом относится к российским силовым структурам). Но это все может случиться лишь только в теории. В реальной же жизни все устроено несколько иначе. Ведь в Кремле сидят не дураки, которые позволяют Кадырову наращивать свои вооруженные формирования не за красивые слова, а за публичное выражение своей готовности к осуществлению определенных действий в отношении откровенных недоброжелателей и врагов России. Выражаясь простым языком, Кремль позволяет Рамзану производить наращивание своих силовых структур ровно в той степени, в какой у него происходит увеличение количества различных внешних врагов. Подобного рода враги сами были бы совершенно не прочь разорвать Кадырова на части в случаях возникновения у них таких возможностей. Так что в этом смысле Рамзан уже достаточно давно стал заложником созданной вокруг него ситуации - у него просто нет реальных возможностей рыпнуться куда-либо в сторону от России без причинения самому себе и всей Чечне непоправимых последствий.
С другой стороны всегда следует помнить старую пословицу, которая гласит о том, что все течет и все изменяется. Так если вспомнить Чечню начала 2000-х годов, то в настроениях ее населения очень сильно сквозило эгоистически-потребительским отношение к остальной России и выражением наплевательского пренебрежения к интересам жителей других регионов. Власти России без излишнего шума и пыли отвечали чеченцам своей взаимностью. Или, иначе говоря, колониальным характером своей политики, который находил свое выражение в том, что представители чеченской нации могли получать образование в любых частях России, но не имели реальных возможностей для назначения на сколько-нибудь значительные должности за пределами своей родной Чечни. Их откровенный эгоизм приводил к тому, что они - в отличии от представителей многих других наций - оказывались обреченными на частичную самоизоляцию и проявление очень настороженного отношения со стороны окружающих. До поры до времени установление подобного порядка вещей вполне устраивало не вполне окрепшего руководителя Чечни. Но после того как Рамзан Кадыров почувствовал себя в республике хозяином положения и начал ощущать потребность в распространении своего влияния на другие части России, он понял, что его прежняя тактика во многом перестала отвечать требованиям текущего дня. На практике это привело к тому, что Кадыров и его подопечные все реже и реже стали выражать нотки своих недовольств и пренебрежения ко всей остальной России и все чаще и чаще демонстрировать Кремлю свои верноподданнические настроения. Причем не только на словах, но и на деле - причастность кадыровцев к делам на Востоке Украины и в Сирия являются прекрасным тому подтверждением.
Выражаясь простым языком, факты регулярного задействования Чечни и чеченцев в дела по решению важных для всей России проблем включают собой эффект плавильного котла, в результате которого степень доверия представителей различных российских наций постепенно начинает увеличиваться и работать на их сближение. Все это в достаточно скором времени приведет к тому, что многие уроженцы Чечни окажутся реально способными занимать ответственные и руководящие должности в структурах центральной власти и других регионах страны. А так как в очень многих смыслах им будут близки и понятны идеи Рамзана Кадырова, то они с неизбежностью станут выступать в роли не очень навязчивых проводников его мыслей о путях и возможностях дальнейшего переустройства России. Действуя таким образом, они вольным или невольным образом станут работать на укрепление авторитета Кадырова по всей стране и тем самым способствовать его превращению в полноценного политика всероссийского масштаба и раскрытию перед ним широких перспектив дальнейшего роста. И если Рамзан при наступлении такого момента окажется способным обнаружить в себе мудрость и перестанет заниматься активной пропагандой идей сохранения фактической замкнутости чеченцев от представителей окружающих наций, то окажется способным еще сильнее развить свой успех и стать очень популярной и уважаемой личностью далеко за пределами своей Чечни.
Что касается личной жизни, то в плане выстраивания взаимоотношений со своей женой Медни, у Рамзана все обстоит достаточно не плохо, но в то же самое время остается немало места для возникновения различных бытовых недоразумений. Во всем что касается взаимодействий на чисто эмоциональном уровне, Медни и Рамзан Кадыровы почти идеально подходят друг другу. Но вот в вопросах всего того, что касается повседневной прозы жизни Медни частенько раздражает Рамзана своими проявлениями непредсказуемой вредности. Но впрочем такая ее вредность очень быстро сменяется проявлениями неуверенности, что в конечном итоге не столько злит, сколько забавляет Рамзана и делает его более снисходительным по отношению к своей супруге. Другими немаловажными факторами, которые позволяют сохранять им добрые семейные отношения являются факты наличия десятерых детей, а также того, что Рамзан не пытается запирать свою жену в четырех стенах и позволяет заниматься ей любимым делом.
Ну а если говорить в общем и целом, то Рамзан Кадыров принадлежит к тому типу людей, которых по жизни ожидает либо очень громкая слава, либо наступление бесславного конца. Если в какой-то момент Рамзан пожелает остановиться на достигнутом и начать потчевать на своих лаврах либо станет обнаруживать нездоровый консерватизм - в смысле продолжит слишком сильно упорствовать в плане поддержания идей о духовном превосходстве чеченцев над представителями любых других наций и фактического сохранения их национальной замкнутости - то в достаточно скором времени он утратит все свои преимущества. Проще говоря, при таких раскладах после ухода Путина усилиями своих недоброжелателей и противников он достаточно быстро окажется превращенным в подобие шелудивого дворового пса, который может злобно лаять на окружающих, но при этом не имеет возможности высунуть носа из своей чеченской конуры. Если же Рамзан предпочтет действовать в преимущественно реалистичном духе - проявлять постоянно беспокоящую других людей жизненную активность, не демонстрируя при этом своей национальной ограниченности и обнаруживая постоянную готовность к отстаиванию жизненных интересов всех российских граждан вне зависимости от фактов их принадлежности к конкретным национальным этносам, то у в его жизни могут появиться очень серьезные шансы на превращение в очень серьезного политика всероссийского масштаба и занятие лидирующих позиций в руководстве всей страной.


Постоянная ссылка на этот материал: http://www.logocode.narod.ru/psy_portret_09_kadirov.htm


Также смотри по данной теме другие материалы с тегами "Экспресс психоанализ" и "Портретная галерея"
promo tipolog december 28, 19:01 6
Buy for 10 tokens
Предусмотрительный интеллигент и самонадеянный приспособленец: Психологический портрет Ильхама Алиева Портретная галерея "Тонкий дипломат" и "азартный игроман" - такие достаточно непохожие друг на друга ассоциации возникают в головах очень многих людей при…
Комментарии 
2-ноя-2017 04:31 pm
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal южного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
This page was loaded апр 21 2018, 4:55 pm GMT.